Дмитрий Харатьян: «Я – баловень судьбы»