ЮЛИЯ АУГ: «И Тарантино спросил: «Ну, что, поцелуемся?»